Афоризмы, высказывания, басни…
Поиск
Помощь проекту ruolden.ru

Если Вам понравился сайт и Вы хотите помочь развитию проекта ruolden.ru, то это можно сделать

ЗДЕСЬ

Заранее благодарны!

Авторизация
Контактная форма

   

basn-razd
 

Девочка и стрекоза

Девочка поймала стрекозу и хотела рвать ей ноги. Отец сказал:

— Эти самые стрекозы поют по зарям.

Девочка вспомнила их песни и пустила.

Волк и кость

Волк нёс кость. Напали на него щенята. Волк мог бы щенят загрызть, да не хотел разжать пасть, пустить кость, и бежал от щенят.

Баба и курица

Одна курица несла каждый день по яичку. Хозяйка подумала, что если больше давать корму, курица вдвое будет нестись. Так и сделала. А курица зажирела и вовсе перестала нестись.

Черепаха и орёл

Черепаха просила орла, чтобы научил её летать. Орёл не советовал, потому что ей не пристало, а она всё просила. Орёл взял её в когти, поднял вверх и пустил: она упала на камни и разбилась.

Хорёк

Хорёк зашёл к меднику и стал лизать подпилок. Из языка пошла кровь, а хорёк радовался, лизал, — думал, что из железа кровь идёт, и погубил весь язык.

Курица и золотые яйца

У одного хозяина курица несла золотые яйца. Ему захотелось сразу побольше золота, и он убил курицу (он думал, что внутри её большой ком золота); а она была такая же, как и все курицы.

Лягушка и лев

Лев услыхал — лягушка громко квакает, и испугался. Он подумал, что большой зверь так громко кричит. Он подождал немного, видит — вышла лягушка из болота. Лев раздавил её лапой и сказал:

— Вперёд не рассмотревши, не буду пугаться.

Олень и ланчук

Ланчук сказал раз оленю:

— Батюшка, ты и больше, и резвее собак, да ещё и рога у тебя огромные на защиту; отчего же ты так боишься собак?

Олень засмеялся и говорит:

— Правду говоришь, дитятко. Одна беда: как только услышу собачий лай, не успею подумать, а уж бегу.

Лев, медведь и лисица

Лев и медведь добыли мяса и стали за него драться. Медведь не хотел уступить, и лев не уступал. Они так долго бились, что ослабели оба и легли. Лиса увидала промеж их мясо, подхватила его и убежала.

Мышь и лягушка

Пришла мышь в гости к лягушке. Лягушка встретила мышь на берегу и стала её звать к себе в хоромы под воду. Мышь полезла, да воды хлебнула и насилу жива вон вылезла.

— Никогда, — сказала она, — к чужим людям в гости ходить не буду.

Собака и её тень

Собака шла по дощечке через речку, а в зубах несла мясо. Увидела она себя в воде и подумала, что там другая собака мясо несёт, — она бросила своё мясо и кинулась отнимать у той собаки: того мяса вовсе не было, а своё волною унесло.

И осталась собака ни при чём.

Лисица и журавль

Лисица позвала журавля на обед и подала похлёбку на тарелке. Журавль ничего не мог взять своим длинным носом, и лисица сама всё поела.

На другой день журавль к себе позвал лисицу и подал обед в кувшине с узким горлом. Лисица не могла продеть морду в кувшин, а журавль всунул свою долгую шею и всё выпил один.

Работницы и петух

Хозяйка по ночам будила работниц и, как запоют петухи, сажала за дело. Работницам тяжело показалось, и они вздумали убить петуха, чтобы не будил хозяйки. Убили, им стало хуже: хозяйка боялась проспать и ещё раньше стала поднимать работниц.

Лисица и виноград

Лисица увидала — висят спелые кисти винограда и стала прилаживаться, как бы их съесть.

Она долго билась, но не могла достать. Чтобы досаду заглушить, она говорит:

— Зелены ещё.

Кораблекрушение

Плыли рыбаки в лодке. И стала буря. Им стало страшно. Они вёсла бросили и стали молить Бога, чтобы Он их спас. Лодку несло по реке всё дальше от берега. Тогда один старший рыбак сказал:

— Что вёслы бросили? Богу-то молись, а к берегу гребись.

Лев и Осёл

Пошёл раз лев на охоту и взял с собой осла и сказал ему:

— Ты зайди, осёл, в лес и кричи что есть мочи, у тебя горло просторно. Какие звери от этого крика пустятся бежать, я тех поймаю.

Так и сделал. Осёл кричал, а звери бежали куда попало, и лев ловил их. После ловли лев сказал ослу:

— Ну, хвалю тебя, ты хорошо кричал.

И с тех пор осёл всё кричит, всё ждёт, чтобы его хвалили.

Растолстевшая мышь

Мышка грызла пол, и стала щель. Мышь прошла в щель, нашла много еды. Мышь была жадна и ела так много, что у ней брюхо стало полно. Когда стал день, мышь пошла к себе, но брюхо было так полно, что она не прошла в щель.

Галка и кувшин

Хотела галка пить. На дворе стоял кувшин с водой, а в кувшине была вода только на дне. Галке нельзя было достать. Она стала кидать в кувшин камушки и столько наклала, что вода стала выше и можно было пить.

Горшок и чугунок

Поспорил горшок с чугуном. Горшок стал грозить, что ударит чугун. А чугун говорит:

— Всё равно, — ты ли меня ударишь, я ли тебя ударю, не я, а ты разобьёшься.

Стрекоза и муравьи

Осенью у муравьёв подмокла пшеница: они её сушили. Голодная стрекоза попросила у них корму. Муравьи сказали:

— Что ж ты летом не собрала корму?

Она сказала:

— Недосуг было: песни пела.

Они засмеялись и говорят:

— Если летом играла, зимой пляши.

Осёл в львиной шкуре

Осёл надел львиную шкуру, и все думали — лев. Побежал народ и скотина. Подул ветер, шкура распахнулась, и стало видно осла. Сбежался народ: исколотили осла.

Волк и лисица

Волк убегал от собак и хотел спрятаться в водомоину. А в водомоине сидела лисица, она оскалила зубы на волка и сказала:

— Не пущу тебя — это моё место.

Волк не стал спорить, а только сказал:

— Если бы собаки не были так близко, я бы тебе показал, чьё это место, а теперь, видно, твоя правда.

Орёл и лисица

Орёл ухватил у лисицы лисёнка и хотел унесть. Лисица стала просить, чтобы он пожалел её. Орёл не пожалел её. Он подумал: «Что она мне сделает? Гнездо у меня высоко на сосне. Она не достанет до меня». И унёс лисёнка. Лисица побежала в поле, достала у людей головешку с огнём и принесла под сосну. Она хотела зажигать сосну; но орёл стал просить прощенья и принёс ей назад лисёнка.

Курица и ласточка

Курица нашла змеиные яйца и стала их высиживать. Ласточка увидала и говорит:

— То-то, глупая! Ты их выведешь, а как вырастут, они тебя первую обидят.

Галка и голуби

Галка увидела, что голубей хорошо кормят, — выбелилась и влетела в голубятню. Голуби подумали сперва, что она такой же голубь, и пустили её.

Но галка забылась и закричала по-галчьи. Тогда её голуби стали клевать и прогнали. Галка полетела назад к своим, но галки испугались её оттого, что она была белая, и тоже прогнали.

Пастух

У пастуха пропала овца. Пастух искал, искал, нигде не нашёл. Он стал молиться и обещал 10-копеечную свечку поставить, если найдёт воров.

На другой день пошёл пастух в лес и набрёл на волков. Они доедали его овцу. Пастух увидал воров. А как волки бросились на него, он стал молиться и обещал поставить рублёвую свечку, только бы ему уйти от них.

Заяц и черепаха

Поспорили заяц с черепахой, кто кого обгонит. Взялись они бежать на версту. Заяц сразу обогнал черепаху, так что её и не видно стало. Он и подумал: «Куда мне торопиться? Дай посижу!» Сел отдохнуть и заснул. А черепаха всё шла да шла с ноги на ногу, и, когда заяц проснулся, черепаха уже приползла к версте.

Камыш и маслина

Маслина и камыш заспорили о том, кто крепче и сильнее. Маслина посмеялась над камышом за то, что он от всякого ветра гнётся. Камыш молчал. Пришла буря: камыш шатался, мотался, до земли сгибался — уцелел. Маслина напружилась сучьями против ветра — и сломилась.

Лисица и козёл

Захотелось козлу напиться: он слез под кручь к колодцу, напился и отяжелел. Стал он выбираться назад и не может. И стал он реветь. Лисица увидала и говорит:

— То-то, бестолковый! Коли бы у тебя сколько в бороде волос, столько бы в голове ума было, то прежде, чем слезать, подумал бы, как назад выбраться.

Заяц

Бежал заяц от собак и ушёл в лес. В лесу ему хорошо было, да уж много он страху набрался и хотел ещё лучше спрятаться. Стал искать, где поглуше место, и полез в чащу в овраге, и наскочил на волка. Волк схватил его. «Видно, правда, — подумал заяц, — что от добра добра искать не надо. Хотел лучше спрятаться и вовсе пропал».

Мужик и собака

Упала собака в колодезь. Мужик стал её вытаскивать, а собака укусила его за руку. Мужик бросил её и говорит:

— Пропадай же ты, если ты меня за то кусаешь, что я тебя спасти хочу.

Лягушка, мышь и ястреб

Лягушка и мышь завели ссору. Вышли на кочку и стали драться. Ястреб видит, что они о нём забыли, спустился и схватил обеих.

Собака с палкой

Стала собака кур ловить. Хозяин навесил ей на шею палку. Собака пошла по дворам показывать свою палку и говорит:

— Смотрите, как меня хозяин любит, от всех других собак отличил.

Собака, петух и лисица

Собака и петух пошли странствовать. Ввечеру петух уснул на дереве, а собака пристроилась у того же дерева, промеж кореньев. Как пришло время, петух запел.

Лисица услыхала петуха, прибежала и стала снизу просить, чтобы он сошёл к ней, будто ей хочется оказать почтенье ему за то, что у него голос хорош. Петух сказал:

— Надо прежде разбудить дворника, он спит промеж кореньев. Пусть отопрёт, тогда я сойду.

Лисица стала искать дворника и забрехала. Собака живо вскочила и задушила лисицу.

Собака на сене

Собака лежала под сараем на сене. Корове захотелось сенца, она подошла под сарай, засунула голову и только ухватила клок сена — собака зарычала и бросилась на неё. Корова отошла и сказала:

— Хоть бы сама ела, а то и сама не ест, и мне не даёт.

Мужик и счастье

Мужик пошёл косить луга и заснул, а Счастье ходило по свету. Подошло Счастье к мужику и сказало:

— Вот он вместо работы спит, а потом не сберёт сено за погоду, на меня — на Счастье — скажет. Скажет: «Мне счастья нет».

Волк и коза

Волк видит — коза пасётся на каменной горе, и нельзя ему к ней подобраться; он ей и говорит:

— Пошла бы ты вниз: тут и место поровнее, и трава тебе для корма много слаще.

А коза и говорит:

— Не за тем ты, волк, меня вниз зовёшь, — ты не об моём, а о своём корме хлопочешь.

Муравей и голубка

Муравей спустился к ручью: захотел напиться. Волна захлестнула его и чуть не потопила. Голубка несла ветку; она увидела — муравей тонет, и бросила ему ветку в ручей. Муравей сел на ветку и спасся.

Потом охотник расставил сеть на голубку и хотел захлопнуть. Муравей подполз к охотнику и укусил его за ногу; охотник охнул и уронил сеть. Голубка вспорхнула и улетела.

Медведь и пчёлы

На осик медведь пришёл.

И стал таскать мёд у пчёл.

Поднялся весь рой пчёл летать,

Стал медведя в нос кусать.

Медведь завыл: «Ой, ой, нос мой!» —

И пустился с осика домой.

Птичка

Сидела птичка на ветке, а внизу было на траве семя. Птичка сказала:

— Дай я поклюю.

Слетела на семя и попала в сеть.

— За что я пропала? — сказала птичка. — Ястребы живых птиц ловят, и всё им ничего, а я за одно семечко погибла.

Павлин и журавль

Поспорил журавль с павлином, кто из них важнее. Павлин говорит:

— Я красивее всех птица, у меня в хвосте все цвета переливаются, а ты серый, дурной.

Журавль и говорит:

— Зато я по поднебесью летаю, а ты по навозному двору ходишь.

Перепел и охотник

Попался перепел в сеть к охотнику и стал просить, чтобы охотник отпустил его.

— Ты только отпусти меня, — говорит, — я тебе послужу. Я тебе других перепелов в сеть заманю.

— Ну, перепел, — сказал охотник, — и так-то не пустил бы тебя, а теперь и подавно. Сверну голову за то, что ты своих выдавать хочешь.

Волк и журавль

Подавился волк костью и не мог выперхнуть. Он подозвал журавля и сказал:

— Ну-ка, журавль, у тебя шея длинная, засунь ты мне в глотку голову и вытащи кость: я тебя награжу.

Журавль засунул голову, вытащил кость и говорит:

— Давай же награду.

Волк заскрипел зубами да и говорит:

— Или тебе мало награды, что я тебе голову не откусил, когда она у меня в зубах была?

Скупой

Один скупой человек собрал кубышку денег, закопал в землю и ходил каждый день тайком смотреть свои деньги. Подсмотрел его работник и ночью выкопал и украл кубышку. Скупой пришёл смотреть кубышку, увидал, что её нет, и начал плакать. Сосед увидал его и говорит:

— О чём ты плачешь? Ведь ты ничего не делал с деньгами. Ходи, смотри на яму, где деньги были, — всё одно будет.

Собака и вор

Подошёл ночью вор ко двору. Собака почуяла его и начала лаять. Вор достал хлеба и кинул собаке. Собака не взяла хлеб, бросилась на вора и стала его кусать за ноги.

— За что ж ты меня кусаешь? Я тебе хлеба даю, — сказал вор.

— А за то кусаю, что пока ты хлеба не давал, я еще не знала, хороший ты или злой человек, а теперь знаю, что ты недобрый человек, если меня подкупить хочешь.

Кошка и баран

Жил-был мужик, и у мужика была кошка и был баран. Когда мужик придёт с работы, кошка бежит к нему, лижет ему руку, на спину ему прыгает, об него трётся. И мужик её гладил и давал хлеба.

Вот баран хотел, чтобы его также ласкали и давали ему хлеба. Мужик пришёл с поля, баран бежит к нему, лижет ему руки, трётся об ноги. Мужику смешно, и он смотрит, что будет ещё. Баран зашёл сзади, поднялся, прыгнул мужику на спину. Свалил мужика с ног.

Мужиков сын видит — баран батюшку свалил, взял кнут, избил барана.

Волк и кобыла

Хотелось волку подобраться к жеребёнку. Он подошёл к табуну и говорит:

— Что это у вас жеребёнок один хромает? Или вы подлечить не умеете? У нас, волков, такое лекарство есть, что никогда хромоты не будет.

Кобыла одна и говорит:

— А ты знаешь лечить?

— Как не знать.

— Так вот полечи мне правую заднюю ногу, что-то в копыте больно.

Волк подошёл к кобыле, и, как зашёл к ней сзади, она ударила его задом и разбила ему все зубы.

Обезьяньи дети

У одной обезьяны были два детёныша. Одного она любила, а другого нет. Погнались раз за обезьяной люди. Она ухватила любимого детёныша и побежала с ним, а нелюбимого бросила.

Нелюбимый детёныш залез в чащу леса, люди не приметили его, пробежали мимо. А обезьяна вскочила на дерево, да второпях ударила головой об сук любимого детёныша и убила его. Когда люди ушли, обезьяна пошла искать нелюбимого детёныша, но и его не нашла и осталась одна.

Лев и мышь

Лев спал. Мышь пробежала ему по телу. Он проснулся и поймал её. Мышь стала просить, чтобы он пустил её; она сказала:

— Если ты меня пустишь, и я тебе добро сделаю.

Лев засмеялся, что мышь обещает ему добро сделать, и пустил её.

Потом охотники поймали льва и привязали верёвкой к дереву. Мышь услыхала львиный рёв, прибежала, перегрызла верёвку и сказала:

— Помнишь, ты смеялся, не думал, чтобы я могла тебе добро сделать, а теперь видишь, — бывает и от мыши добро.

Лисица и волк

Увидала лисица, что волк зубы точит. И говорит:

— Что ты это зубы точишь? Драться не с кем.

А волк говорит:

— До тех пор и зубы точить, пока драться не с кем; а придёт время драться, тогда уж некогда точить будет.

Лев, осёл и лисица

Лев, осёл и лисица вышли на добычу. Наловили они много зверей, и лев велел ослу делить. Осёл разделил поровну на три части и говорит:

— Ну, теперь берите!

Лев рассердился, съел осла и велел лисице переделить. Лисица всё собрала в одну кучу, а себе чуточку оставила. Лев посмотрел и говорит:

— Ну, умница! Кто ж тебя научил так хорошо делить?

Она говорит:

— Ас ослом-то что было?

Солнце и ветер

Заспорили солнце с ветром, кто прежде человека разденет. Стал ветер сдувать с человека платье. И шапку рвёт и платье распахивает, а человек всё только шапку надвигает да запахивается. Так и не раздел ветер человека.

Взялось солнце. Только припекло, распахнулся человек, сдвинул шапку. Ещё припекло солнце, и вовсе разделся человек.

Два петуха и орёл

Дрались два петуха у навозной кучи. У одного петуха было силы больше, он забил другого и прогнал от навозной кучи. Все куры сошлись вкруг петуха и стали хвалить его. Петух хотел, чтобы и на другом дворе узнали про его силу и славу. Он взлетел на сарай, забил крылами и запел громко:

— Смотрите все на меня, я петуха побил! Нет ни у одного петуха на свете такой силы.

Не успел пропеть, летит орёл, сбил петуха, схватил в когти и унёс в своё гнездо.

Конь и кобыла

Кобыла ходила день и ночь в поле, — не пахала, а конь кормился ночью, а днём пахал. Кобыла и говорит коню:

— Зачем ты пашешь? Я бы на твоём месте не пошла. Он бы меня плетью, а я бы его ногою.

На другой день конь так и сделал. Мужик видит, что конь стал упрям, запрёг в соху кобылу.

Старик и смерть

Старик раз нарубил дров и понёс. Нести было далеко; он измучился, сложил вязанку и говорит:

— Эх, хоть бы смерть пришла!

Смерть пришла и говорит:

— Вот и я, чего тебе надо?

Старик испугался и говорит:

— Мне вязанку поднять.

Уж и ёж

Пришёл раз ёж к ужу и сказал:

— Пусти меня, уж, в своё гнездо на время.

Уж пустил. Только как залез ёж в гнездо, не стало житья ужатам от ежа. Уж сказал ежу:

— Я пустил тебя только на время, а теперь уходи, ужата мои все колются о твои иглы, и им больно.

Ёж сказал:

— Тот уходи, кому больно, а мне и тут хорошо.

Кошка и лисица

Разговорились кошка с лисицею, как от собак отделываться. Кошка говорит:

— Я собак не боюсь, потому что у меня от них одна уловка есть.

А лисица говорит:

— Как можно с одной уловкой отделаться от собак? У меня так семьдесят семь уловок и семьдесят семь увёрток есть.

Пока они говорили, наехали охотники и набежали собаки. У кошки одна уловка: она вскочила на дерево, и собаки не поймали её; а лисица начала свои увёртки делать, да не увернулась, собаки поймали её.

Олень и лошадь

Олень забидел рогами лошадь и прогнал её с поля. Лошадь пришла к человеку и стала просить заступы. Человек защитил лошадь, отогнал оленя, но зато загнуздал и оседлал её. Когда олень был отогнан, лошадь и говорит:

— Спасибо тебе, человек, теперь отпусти меня.

Но человек сказал:

— Нет, теперь я узнал, как ты мне нужна будешь.

И не отпустил лошадь.

Обезьяна и лисица

Выбрали раз звери себе обезьяну в начальники. Лисица пришла к обезьяне и говорит:

— Ты теперь у нас начальник, я тебе услужить хочу: я нашла в лесу клад; пойдём, я тебе покажу.

Обезьяна обрадовалась и пошла за лисицей. Лисица привела обезьяну к капкану и говорит:

— Вот здесь, возьми сама, а я до тебя трогать не хотела.

Обезьяна засунула лапы в капкан и попалась. Тогда лисица побежала, призвала всех зверей и показала им обезьяну.

— Посмотрите, — говорит, — какого вы начальника выбрали! Видите, у неё ума нет, она в капкан попала.

Лгун

Мальчик стерёг овец и, будто увидав волка, стал звать:

— Помогите, волк! волк!

Мужики прибежали и видят: неправда. Как сделал он так и два и три раза, — случилось — и вправду набежал волк.

Мальчик стал кричать:

— Сюда, сюда скорей, волк!

Мужики подумали, что опять по-всегдашнему обманывает, — не послушали его. Волк видит, бояться нечего: на просторе перерезал всё стадо.

Олень и виноградник

Олень спрятался от охотников в виноградник. Когда охотники проминовали его, олень стал объедать виноградные листья.

Охотники приметили, что листья шевелятся, и думают: «Не зверь ли тут, под листьями?» — выстрелили и ранили оленя.

Олень и говорит, умираючи:

— Поделом мне за то, что я хотел съесть листья, те самые, какие спасли меня.

Осёл и лошадь

У одного человека были осёл и лошадь. Шли они по дороге; осёл сказал лошади:

— Мне тяжело, не дотащу я всего, возьми с меня хоть немного.

Лошадь не послушалась. Осёл упал от натуги и умер. Хозяин как наложил всё с осла на лошадь, да ещё и шкуру ослиную, лошадь и взвыла:

— Ох, горе мне, бедной, горюшко мне, несчастной! Не хотела я немножко ему подсобить, теперь вот всё тащу, да ещё и шкуру.

Волк и старуха

Голодный волк разыскивал добычу. На краю деревни он услыхал — в избе плачет мальчик, и старуха говорит:

— Не перестанешь плакать, я тебя волку отдам.

Волк не пошёл дальше и стал дожидаться, когда ему отдадут мальчика. Вот пришла ночь; он всё ждёт и слышит — старуха опять приговаривает:

— Не плачь, дитятко; не отдам тебя волку; только приди волк, убьём его.

Волк и подумал: «Видно, тут говорят одно, а делают другое», — и пошёл прочь от деревни.

Садовник и сыновья

Хотел садовник сыновей приучить к садовому делу. Когда он стал умирать, позвал их и сказал:

— Вот, дети, когда я умру, вы в виноградном саду поищите, что там спрятано.

Дети подумали, что там клад, и когда отец умер, стали рыть и всю землю перекопали. Клада не нашли, а землю в винограднике так хорошо перекопали, что стало плода родиться много больше. И они стали богаты.

Журавль и аист

Мужик расставил на журавлей сети за то, что они сбивали у него посев. В сети попались журавли, а с журавлями один аист.

Аист и говорит мужику:

— Ты меня отпусти: я не журавль, а аист; мы самые почётные птицы; я у твоего отца на доме живу. И по перу видно, что я не журавль.

Мужик говорит:

— С журавлями поймал, с ними и зарежу.

Павлин

Собрались птицы себе царя выбирать. Распустил павлин свой хвост и стал называться в цари. И все птицы за его красоту выбрали его царём. Сорока и говорит:

— Скажи же ты нам, павлин: когда ты царём будешь, как ты станешь нас от ястреба защищать, когда он за нами погонится?

Павлин не знал, что ответить, и все птицы задумались, хорош ли им будет царь павлин. И не взяли его царём, а взяли орла.

Рыбак и рыбка

Поймал рыбак рыбку. Рыбка и говорит:

— Рыбак, пусти меня в воду; видишь, я мелка: тебе от меня пользы мало будет. А пустишь, да я вырасту, тогда поймаешь — тебе пользы больше будет.

Рыбак и говорит:

— Дурак тот будет, кто станет большой пользы ждать, а малую из рук упустит.

Комар и лев

Комар прилетел ко льву и говорит:

— Ты думаешь, в тебе силы больше моего? Как бы не так! Какая в тебе сила? Что царапаешь когтями и грызёшь зубами, это и бабы так-то с мужиками дерутся. Я сильнее тебя; хочешь, выходи на войну!

И комар затрубил и стал кусать льва в голые щёки и в нос. Лев стал бить себя по лицу лапами и драть когтями; изодрал себе в кровь всё лицо и из сил выбился.

Комар затрубил с радости и улетел. Потом запутался в паутину к пауку, и стал паук его сосать. Комар и говорит:

— Сильного зверя, льва, одолел, а вот от дрянного паука погибаю.

Дикий и ручной осёл

Дикий осёл увидал ручного осла, подошёл к нему и стал хвалить его жизнь: как и телом- то он гладок и какой ему корм сладкий. Потом, как навьючили ручного осла, да как сзади стал погонщик подгонять его дубиной, дикий осёл и говорит:

— Нет, брат, теперь не завидую, — вижу, что твоё житьё тебе соком достаётся.

Собака и волк

Собака заснула за двором. Голодный волк набежал и хотел съесть её. Собака и говорит:

— Волк! Подожди меня есть, — теперь я костлява, худа. А вот, дай срок, хозяева будут свадьбу играть, тогда мне еды будет вволю, я разжирею, — лучше тогда меня съесть.

Волк поверил и ушёл. Вот приходит он в другой раз и видит — собака лежит на крыше. Волк и говорит:

— Что ж, была свадьба?

А собака и говорит:

— Вот что, волк: коли другой раз застанешь меня сонную перед двором, не дожидайся больше свадьбы.

Два товарища

Шли по лесу два товарища, и выскочил на них медведь. Один бросился бежать, влез на дерево и спрятался, а другой остался на дороге. Делать было ему нечего — он упал наземь и притворился мёртвым.

Медведь подошёл к нему и стал нюхать: он и дышать перестал. Медведь понюхал ему лицо, подумал, что мёртвый, и отошёл. Когда медведь ушёл, тот слез с дерева и смеётся.

— Ну что, — говорит, — медведь тебе на ухо говорил?

— А он сказал мне, что плохие люди те, которые в опасности от товарищей убегают.

Пчёлы и трутни

Как пришло лето, стали трутни ссориться с пчёлами, кому мёд есть. Позвали пчёлы на суд осу. Оса и говорит:

— Мне вас рассудить сразу нельзя. Я ещё не знаю, кто из вас мёд делает. А разойдитесь вы в два пустые улья — в один пчёлы, а в другой трутни. Вот через неделю я увижу, кто больше и лучше мёду наделает.

Трутни стали спорить.

— Мы, — говорят, — не согласны. Ты нас сейчас рассуди.

Оса и говорит:

— Теперь я вас сейчас рассужу. Вы, трутни, не согласны оттого, что мёду делать не умеете, а только чужое жрать любите. Гоните их вон, пчёлы.

И пчёлы побили всех трутней.

Лошадь и хозяева

У садовника была лошадь. Работы ей было много, а корму мало. И стала она молить Бога, чтобы ей перейти к другому хозяину.

Так и сделалось. Садовник продал лошадь горшечнику. Лошадь была рада, но у горшечника ещё больше прежнего стало работы. И опять стала лошадь на судьбу свою жаловаться и молиться, чтобы перейти ей к лучшему хозяину. И то исполнилось. Горшечник продал лошадь кожевнику.

Вот как увидела лошадь на кожевенном дворе кониные шкуры, она и завыла:

— Ох, горе мне, бедной! Лучше б у прежних хозяев оставаться: теперь уж, видно, не на работу продали меня, а на шкуру.

Воробей

Увидал воробей, что человек идёт лён сеять. Воробей полетел к птицам и сказал:

— Птицы, летите скорее льняное семя клевать. Вырастет лён, станет человек нитки делать, из ниток сети вязать, нас ловить будет.

Птицы не послушались воробья, и он не мог выклевать всего семени. Зацвёл лён, воробей опять стал звать птиц склевать лён, чтобы после от льна птицам беды не было. Птицы не послушались. Поспел лён. Воробей в третий раз сзывал птиц. И в третий раз птицы его не послушались. Тогда воробей рассердился на птиц, улетел от них и стал с людьми у жилья жить.

Ястреб и голуби

Гонялся, гонялся ястреб за голубями, не мог ни одного поймать. Вот он и вздумал их обмануть. Подлетел он к голубятне, сел на дерево и стал им говорить, что хочет им служить.

— Мне, — говорит, — делать нечего, а я вас люблю. Вы вот что сделайте: пустите меня к себе, сделайте своим царём, а я буду вашим слугой. Не только что вас обижать не стану, но и в обиду никому не дам.

Голуби и согласились, пустили к себе ястреба. Когда ястреб залез к ним, он стал другое говорить:

— Я ваш царь, и вы меня должны слушать. Первое дело — мне надо каждый день съедать по одному голубю.

И каждый день задирал голубя. Хватились голуби, стали думать, как быть, да уж поздно.

— Не надо было, — говорят, — его вовсе пускать. А теперь уж не поможешь.

Олень

Олень подошёл к речке напиться, увидал себя в воде и стал радоваться на свои рога, что они велики и развилисты, а на ноги посмотрел и говорит:

— Только ноги мои плохи и жидки.

Вдруг выскочи лев и бросься на оленя. Олень пустился скакать по чистому полю. Он Уходил, а как пришёл в лес, запутался рогами за сучья, и лев схватил его. Как пришло погибать оленю, он и говорит:

— То-то глупый я! Про кого думал, что плохи и жидки, те спасали, а на кого радовался, от тех пропал.

Лев и лисица

Лев от старости не мог уже ловить зверей и задумал хитростью жить: зашёл он в пещеру, лёг и притворился больным. Стали ходить звери его проведывать, и он съедал тех, которые входили к нему в пещеру. Лисица смекнула дело, стала у входа в пещеру и говорит:

— Что, лев, как можешь?

Лев говорит:

— Плохо. Да ты отчего же не входишь?

А лисица говорит:

— Оттого не вхожу, что по следам вижу — входов много, а выходов нет.

Кот и мыши

Завелось в одном доме много мышей. Кот забрался в этот дом и стал ловить мышей. Увидали мыши, что дело плохо, и говорят:

— Давайте, мыши, не будем больше сходить с потолка, а сюда к нам коту не добраться!

Как перестали мыши сходить вниз, кот и задумал, как бы их перехитрить. Уцепился он одной лапой за потолок, свесился и притворился мёртвым. Одна мышь выглянула на него, да и говорит:

— Нет, брат! Хоть мешком сделайся, и то не подойду.

Хозяин и работник

Собралось много народа на свадьбу. Сосед позвал работника и говорит:

— Поди посмотри, сколько людей там на свадьбе.

Работник пошёл, положил у порога чурбан и сел на завалинку, стал дожидаться, пока народ будет выходить из избы.

Стали расходиться. Кто ни выйдет, спотыкнётся на чурбан, обругается и пойдёт дальше. Только одна старуха вышла, спотыкнулась, вернулась и отвалила чурбан.

Работник вернулся к хозяину. Хозяин и говорит:

— Много там было людей?

Работник говорит:

— Всего один был, и та старуха.

— Отчего так?

— А оттого, что я привалил чурбан к крыльцу, все на него падали, а не отвалили, так и овцы делают, а одна старуха отвалила, чтобы другие не падали. Так только люди делают. Она одна человек.

Летучая мышь

В давнишние времена была сильная война между зверями и птицами. Летучая мышь не пристала ни к тем, ни к другим и всё выжидала, чья возьмёт.

Сначала птицы стали побивать зверей, и тогда летучая мышь пристала к птицам, летала с ними и называла себя птицей, но потом, когда звери стали одолевать, летучая мышь передалась зверям. Она показала им свои зубы, и лапы, и соски и уверяла, что она зверь и зверей любит. Под конец всё- таки птицы победили, и тогда летучая мышь опять передалась птицам, но птицы прогнали её.

И к зверям ей уже пристать нельзя было, и с тех пор летучая мышь живёт по погребам, по дуплам, и летает только сумерками, и не пристаёт ни к зверям, ни к птицам.

Ворон и лисица

Ворон добыл мяса кусок и сел на дерево. Захотелось лисице мяса, она подошла и говорит:

— Эх, ворон, как посмотрю на тебя, по твоему росту да красоте только бы тебе царём быть! И, верно, был бы царём, если бы у тебя голос был.

Ворон разинул рот и заорал что было мочи. Мясо упало. Лисица подхватила и говорит:

— Ах, ворон, коли бы ещё у тебя и ум был, быть бы тебе царём.

Лягушки, просящие царя

Лягушки стали ссориться, и некому было их судить. Стали они просить Бога, чтобы им дать царя. И случилось, что над их озером обломился сук и упал в воду.

— Вот нам и царь, — сказали лягушки и разбежались.

Только сук, как ткнулся в грязь, так и лежит. Лягушки осмелились, стали подплывать и подпрыгивать к суку. Сук всё лежит смирно. Лягушки видят — царь смирный, не судит их, стали опять просить царя. И случилось, — цапля летела мимо озера и села на него. Лягушки обрадовались и говорят:

— Вот это царь настоящий, живой. Этот рассудит.

Только как начала цапля их одну за другой ловить да есть, пожалели они о прежнем смирном царе.

Зайцы и лягушки

Сошлись раз зайцы и стали плакаться на свою жизнь:

— И от людей, и от собак, и от орлов, и от прочих зверей погибаем. Уж лучше раз умереть, чем в страхе жить и мучиться. Давайте утопимся!

И поскакали зайцы на озеро топиться. Лягушки услыхали зайцев и забултыхались в воду. Один заяц и говорит:

— Стойте, ребята! Подождём топиться; вот лягушачье житьё, видно, ещё хуже нашего: они и нас боятся.

Отец и сыновья

Отец приказал сыновьям, чтобы жили в согласии; они не слушались. Вот он велел принесть веник и говорит:

— Сломайте!

Сколько они ни бились, не могли сломать. Тогда отец развязал веник и велел ломать по одному пруту. Они легко переломали прутья поодиночке. Отец и говорит:

— Так-то и вы: если в согласии жить будете, никто вас не одолеет; а если будете ссориться да все врозь — вас всякий легко погубит.

Лисица

Попалась лиса в капкан, оторвала хвост и ушла. И стала она придумывать, как бы ей свой стыд прикрыть. Созвала она лисиц и стала их уговаривать, чтобы отрубили хвосты.

— Хвост, — говорит, — совсем некстати, только напрасно лишнюю тягость за собой таскаем.

Одна лисица и говорит:

— Ох, не говорила бы ты этого, кабы не была куцая!

Куцая лисица смолчала и ушла.

Волк и ягнёнок

Волк увидал — ягнёнок пьёт у реки. Захотелось волку съесть ягнёнка, и стал он к нему придираться.

— Ты, — говорит, — мне воду мутишь и пить не даёшь.

Ягнёнок говорит:

— Ах, волк, как я могу тебе воду мутить? Ведь я ниже по воде стою, да и то кончиками губ пью.

А волк говорит:

— Ну, так зачем ты прошлым летом моего отца ругал?

Ягнёнок говорит:

— Да я, волк, и не родился ещё прошлым летом.

Волк рассердился и говорит:

— Тебя не переговоришь. Так я натощак, за то и съем тебя.

Путники

Шли по дороге старик и молодой. Видят они: на дороге лежит мешок денег. Молодой поднял и сказал:

— Вот Бог мне находку послал.

А старик сказал:

— Чур, вместе.

Молодой сказал:

— Нет, мы не вместе нашли, я один поднял.

Старик ничего не сказал. Прошли они ещё немного. Вдруг слышат, скачет сзади погоня, кричат:

— Кто мешок денег украл?

Молодой струсил и сказал:

— Как бы нам, дядюшка, за нашу находку беды не было.

Старик сказал:

— Находка твоя, а не наша, и беда твоя, а не наша.

Малого схватили и повели в город судить, а старик пошёл домой.

Бык и лягушка

Бык подошёл к озеру, и попал на лягушат, и одного раздавил, остальные поскакали в воду. Один лягушонок вернулся к матери и говорит:

— Ну, матушка, такого я зверя видел — страх большой.

— А что, больше меня? — спросила мать.

— Много больше.

Старая лягушка надулась и говорит:

— Что, и теперь больше меня?

— Больше.

Она ещё надулась.

— И теперь больше?

— Больше. Хоть лопни, с быка не надуешься.

Старая лягушка надулась из всех сил и лопнула.

Волк и белка

Белка прыгала с ветки на ветку и упала прямо на сонного волка. Волк вскочил и хотел её съесть. Белка стала просить:

— Пусти меня.

Волк сказал:

— Хорошо, я пущу тебя, только ты скажи мне, отчего вы, белки, так веселы? Мне всегда скучно, а на вас смотришь, вы там вверху всё играете и прыгаете.

Белка сказала:

— Пусти меня прежде на дерево, я оттуда тебе скажу, а то я боюсь тебя.

Волк пустил, а белка ушла на дерево и оттуда сказала:

— Тебе оттого скучно, что ты зол. Тебе злость сердце жжёт. А мы веселы оттого, что мы добры и никому зла не делаем.

Купец и воры

Зашли два человека в лавку к купцу покупать платки. Купец отвернулся за товаром, взглянул на прилавок и видит — одного платка нет. Купец остановил этих двух людей и говорит:

— Кто-нибудь из вас взял платок.

Один человек стал божиться, что у него платка нет, а второй стал божиться, что он не брал платка. Тогда купец сказал:

— Ну так вы оба воры.

Он догадался, что один взял и передал другому платок, и обыскал того вора, который божился, что не брал платка, и нашёл на нём платок и свёл обоих воров к начальнику.

Кот с бубенцом

Стало мышам плохо жить от кота. Что ни день, то двух, трёх заест. Сошлись раз мыши и стали судить, как бы им от кота спастись. Судили, судили — ничего не могли вздумать.

Вот одна мышка и сказала:

— Я вам скажу, как нам от кота спастись. Ведь мы потому и гибнем, что не знаем, когда он к нам идёт. Надо коту на шею звонок надеть, чтобы он гремел. Тогда всякий раз, как он будет от нас близко, нам слышно станет, и мы уйдём.

— Это бы хорошо, — сказала старая мышь, — да надо кому-нибудь звонок на кота надеть. Вздумала ты хорошо, а вот навяжи-ка звонок коту на шею, тогда мы тебе спасибо скажем.

Две лягушки

Высохли от жару пруды и болота. Две лягушки пошли искать воды. Вспрыгнули они на край колодца и сидят, думают, прыгать ли вниз в воду или не прыгать. Вот одна молодая лягушка и говорит:

— Надо прыгать, воды много, и там уже никто нас не потревожит.

А другая говорит:

— Нет, воды, пожалуй, много, да если пересохнет в колодце вода, оттуда уже не выскочишь.

Орёл, ворона и пастух

Ходили овцы по полю. Откуда ни взялся орёл, — упал с неба, вцепился когтями в ягнёнка и унёс его. Ворона видела это и хотела тоже мяса поесть. Она сказала:

— Это не хитра штука. Дай я то же сделаю, да ещё лучше. Орёл глуп, он малого ягнёнка взял, а я вон того жирного барана выберу.

Взялась барану ворона когтями прямо в волну, хотела поднять — не может. И не знает ворона, как самой из волны когти выдрать. Пастух пришёл, выдрал вороне ноги из волны, убил её и бросил.

Волчица и свинья

Одна волчица попросилась к свинье переночевать. Свинья пустила. Волчица ощенила волчат. Свинья попросилась на своё место.

— Сама видишь — волчата маленькие, погоди немного, — сказала волчица.

Свинья думает: «Подожду…»

Прошло лето, свинья стала проситься. Волчица говорит:

— Только тронь нас. Нас шестеро, мы разорвём тебя.

Лисица и волк

Заели лисицу блохи. Она и вздумала, как блох извести. Пришла к реке и стала с кончика спускать свой хвост в реку. Блохи с хвоста прыгали ей на спину. Она стала и задние ноги спускать в воду.

Блохи прыгали ей всё выше на спину, на шею и на голову. Она ещё глубже ушла в воду, так, что только одна голова была видна. Блохи все сошлись у ней на мордочке.

Тогда лисица нырнула в воду. Блохи скочили на берег, а лисица вышла из воды в другом месте. Волк видел это и хотел сделать лучше. Волк сразу прыгнул в реку, нырнул глубоко и долго сидел под водой; он думал, что блохи все на нём помрут. Вышел из воды, а блохи все на нём ожили и стали его кусать.

Мышь полевая и мышь городская

Пришла важная мышь из города к простой мыши. Простая мышь жила в поле и дала своей гостье, что было, гороха и пшеницы. Важная мышь погрызла и сказала:

— Оттого ты и худа, что житьё твоё бедное, приходи ко мне, посмотри, как мы живём.

Вот пришла простая мышь в гости. Дождались под полом ночи. Люди поели и ушли. Важная мышь ввела из щели свою гостью в горницу, и обе влезли на стол. Простая мышь никогда не видала такой еды и не знала, за что взяться. Она сказала:

— Твоя правда, наше житьё плохое. Я перейду также в город жить.

Только она сказала это, затрясся стол, и в двери вошёл человек со свечкой и стал ловить мышей. Насилу они ушли в щёлку.

— Нет, — говорит полевая мышь, — моё житьё в поле лучше. Хоть у меня сладкой еды и нет, да зато я и страха такого не знаю.

Мужик и водяной

Мужик уронил топор в реку; с горя сел на берег и стал плакать.

Водяной услыхал, пожалел мужика, вынес ему из реки золотой топор и говорит:

— Твой это топор?

Мужик говорит:

— Нет, не мой.

Водяной вынес ему другой, серебряный топор. Мужик опять говорит:

— Не мой топор.

Тогда водяной вынес настоящий топор. Мужик говорит:

— Вот это мой топор.

Водяной подарил мужику все три топора за его правду.

Дома мужик показал товарищам топоры и рассказал, что с ним было.

Вот один мужик задумал то же сделать: пошёл к реке, нарочно бросил свой топор в воду, сел на берег и заплакал.

Водяной вынес золотой топор и спросил:

— Твой это топор?

Мужик обрадовался и закричал:

— Мой, мой!

Водяной не дал ему золотого топора и его собственного назад не отдал — за его неправду.

Море, реки и ручьи

Спорил один мужик с другим, что много выпить может. Он сказал:

— Я всё море выпью.

— А не можешь.

— Выпью! Об заклад! Бьюсь об заклад на тысячу рублей, что всё море выпью.

Наутро пришли к мужику:

— Что ж, иди море пить или давай тысячу рублей!

А он сказал:

— Я брался море выпить и выпью море. Но я рек всех не брался пить. Прудите реки и ручьи, чтоб вода в море не текла, тогда я море выпью.

Тетерев и лисица

Тетерев сидел на дереве. Лисица подошла к нему и говорит:

— Здравствуй, тетеревочек мой дружочек, как услышала твой голосочек, так и пришла тебя проведать.

— Спасибо на добром слове, — сказал тетерев.

Лисица притворилась, что не расслышит, и говорит:

— Что говоришь? Не слышу. Ты бы, тетеревочек мой дружочек, сошёл на травушку погулять, поговорить со мной, а то я с дерева не расслышу.

Тетерев сказал:

— Боюсь я сходить на траву. Нам, птицам, опасно ходить по земле.

— Или ты меня боишься? — сказала лисица.

— Не тебя, так других зверей боюсь, — сказал тетерев. — Всякие звери бывают.

— Нет, тетеревочек мой дружочек, нынче указ объявлен, чтобы по всей земле мир был. Нынче уж звери друг друга не трогают.

— Вот это хорошо, — сказал тетерев, — а то вот собаки бегут, кабы по-старому, тебе бы уходить надо, а теперь тебе бояться нечего.

Лисица услыхала про собак, навострила уши и хотела бежать.

— Куда же ты? — сказал тетерев. — Ведь нынче указ, собаки не тронут.

— А кто их знает! — сказала лисица. — Может, они указа не слыхали.

И убежала.

Мышь, петух и кот

Мышка вышла гулять. Ходила по двору и пришла опять к матери.

— Ну, матушка, я двух зверей видела. Один страшный, а другой добрый.

Мать сказала:

— Скажи, какие это звери?

Мышка сказала:

— Один страшный, ходит по двору вот этак: ноги у него чёрные, хохол красный, глаза навыкате, а нос крючком. Когда я мимо шла, он открыл пасть, ногу поднял и стал кричать так громко, что я от страха не знала, куда уйти.

— Это петух, —сказала старая мышь. — Он зла никому не делает, его не бойся. Ну, а другой зверь?

— Другой лежал на солнышке и грелся. Шейка у него белая, ножки серые, гладкие, сам лижет свою белую грудку и хвостиком чуть движет, на меня глядит.

Старая мышь сказала:

— Дура ты, дура. Ведь это сам кот.

Волк и собака

Худой волк ходил подле деревни и встретил жирную собаку. Волк спросил у собаки:

— Скажи, собака, откуда вы корм берёте?

Собака сказала:

— Люди нам дают.

— Верно, вы трудную людям службу служите.

Собака сказала:

— Нет, наша служба не трудная. Дело наше — по ночам двор стеречь.

— Так только за это вас так кормят, — сказал волк.— Это я бы сейчас в вашу службу пошёл, а то нам, волкам, трудно корма достать.

— Что ж, иди, — сказала собака.— Хозяин и тебя также кормить станет.

Волк был рад и пошёл с собакой к людям служить. Стал уже волк в ворота входить, видит он, что у собаки на шее шерсть стёрта. Он сказал:

— А это у тебя, собака, от чего?

— Да так, — сказала собака.

— Да что так?

— Да так, от цепи. Днём ведь я на цепи сижу, так вот цепью и стёрло немного шерсть на шее.

— Ну, так прощай, собака, — сказал волк. — Не пойду к людям жить. Пускай не так жирен буду, да на воле.

Лев, волк и лисица

Старый больной лев лежал в пещере. Приходили все звери проведывать царя, только лисица не бывала. Вот волк обрадовался случаю и стал пред львом оговаривать лисицу.

— Она, — говорит, — тебя ни во что считает, ни разу не зашла царя проведать.

На эти слова и прибеги лисица. Она услыхала, что волк говорит, и думает: «Погоди ж, волк, я тебе вымещу».

Вот лев зарычал на лисицу, а она и говорит:

— Не вели казнить, вели слово вымолвить. Я оттого не бывала, что недосуг было. А недосуг было оттого, что по всему свету бегала, у лекарей для тебя лекарства спрашивала. Только теперь нашла, вот и прибежала.

Лев и говорит:

— Какое лекарство?

— А вот какое: если живого волка обдерёшь да шкуру его тёпленькую наденешь…

Как растянул лев волка, лисица засмеялась и говорит:

— Так-то, брат; господ не на зло, а на добро наводить надо.

Перепёлка и её дети

Вывела перепёлка в овсе перепелят и всё боялась, как бы не стал хозяин косить овёс. Вот она полетела за кормом и велела перепелятам слушать и сказывать ей, что будут говорить люди. Прилетела она вечером, перепелята говорят:

— Плохо, матушка, приходил хозяин с сыном, говорил: «Поспел мой овёс, пора косить. Сходи, — говорит сыну, — к соседям, к приятелям, скажи, что я прошу, пусть придут косить овёс». Плохо, матушка, переведи нас, а то завтра рано придут соседи косить.

Старая перепёлка выслушала и говорит:

— Ничего, детки, не скоро ещё скосят овёс, сидите без опаски.

И опять наране улетела и велела слушать, что будет говорить хозяин. Прилетела старая перепёлка, перепелята ей говорят:

— Ну, матушка, опять приходил хозяин, всё ждал приятелей и соседей, никто не пришёл. Он и говорит сыну: «Сходи же ты к братьям, к зятьям, кумовьям, скажи, что велел просить батюшка завтра непременно овёс косить».

— Не робейте, детки, завтра тоже не скосят, — сказала старая перепёлка.

Прилетела опять перепёлка, спрашивает:

— Ну, что?

— Да приходил опять хозяин с сыном, всё дожидался родных. Родные не пришли. Он и говорит сыну: «Ну, видно, сынок, помочи ждать нечего. Овёс поспел. Налаживай-ка крюки, завтра на зорьке придём сами косить».

— Ну, детки, — сказала перепёлка, — коли сам человек взялся за дело, а не от людей ждёт, так сделает. Надо убираться.